MENU
» Логинова В.В. о родственниках-участниках Великой Отечественной войны

Главный методист Центральной городской библиотеки Логинова Вера Владимировна рассказывает о своих родственниках-участниках Великой Отечественной войны.

Великая Отечественная война в истории моей семьи

Мой дед Титов Павел Михайлович родом из кубанских казаков. В 1941 году он ушел на фронт, с апреля 1943-го считается пропавшим без вести. Судьба его не известна, могила не найдена.

Весть о начале войны быстро разнеслась по всем станицам, прошли митинги. Выступавшие станичники  клялись: «…Бить врага беспощадно и до последнего вздоха, следуя по стопам героев казаков, всегда стоявших на защите Отечества». Была объявлена всеобщая мобилизация. Созданные буквально за несколько недель соединения не являлись казачьими ни по форме, ни по содержанию. Отправляясь на фронт, одни уходили обученными, другие только успели подержать оружие в руках. Из 9 тысяч жителей станицы Ладожское ушли на фронт  более 4 тысяч человек, вернулись около 2 тысяч. Установлены фамилии только 778 погибших, а о тысяче с лишним ничего не известно.

Очень печально, что я раньше не собрала больше информации о деде. Бабушка сама не рассказывала о том времени, а расспросить я не догадалась, сейчас узнать уже не у кого. Знаю лишь то, что уже на 2-й день войны он получил повестку. На прощанье поднял высоко над головой двухлетнего сынишку,  крепко обнял молодую жену и ушел. Долго его ждали, но встретить так и не пришлось. Спустя полтора года после войны в Ладожский РВК было передано донесение о безвозвратных потерях за апрель 1943 года, где значилось, что Титов Павел Михайлович, 1911 года рождения, красноармеец, стрелок пропал без вести. Где он покоится до сих пор не известно. Похоронное дело в Красной Армии было поставлено плохо. Я читала воспоминания ветеранов о том, как уходили с поля боя и оставляли своих мертвых. Сами не имели возможности их закопать, а потом видели извещения «Пропал без вести». Раз не закопан, акт не составлен – значит, пропал без вести.

Никто не знает, где они безвестно головы сложили.
В могилах братских иль одни, иль их еще не хоронили.
(Б.Иванов)

В семейном архиве сохранились только две дедушкины фотографии. Одна, где он на коне, вторая в военной форме – это все, что стало памятью о нем.

Моя бабушка по маминой линии Семикова Ефросинья Гавриловна 1903 года рождения не участвовала в сражениях, но была мобилизована «для выполнения оборонных работ и других военных надобностей»: рыла окопы, противотанковые рвы, делала все, что прикажут. Вся Великая Отечественная прошла перед ее глазами:и в зоне боевых действий находилась, и оккупацию пережила. Перед самой войной, «на майские праздники», бабушка овдовела, у деда было больное сердце. На руках остались две дочери 12-ти и 4-х лет. Едва оправилась после похорон мужа, грянула война. Белгородская область, где она проживала, оказалась в прифронтовой зоне,  было введено военное положение, местное население привлечено  «к трудовой повинности для выполнения оборонных работ», среди них и моя бабушка. С 20 августа 1941 г. начали рыть противотанковый ров, который проходил от Борисовского до Белгородского района. Общая протяжённость рва составила около 100 км. Работали по 8 часов в день и 3 часа обязательных сверхурочных. Не выполнив дневную норму нельзя было уходить.

Обстановка на фронте быстро ухудшалась, начались тяжелые оборонительные бои на реке Северский Донец, война пришла в Белгород. Перед отступлением из города наши войска взорвали железную дорогу, подожгли элеватор с зерном и повредили продуктовые склады, чтобы ничего не досталось врагу. Все спешно покидали город, решилась и бабушка. Никакой транспорт не ходил, по дорогам пешком брели женщины, старики, дети. Соорудив из старой коляски подобие тележки, отправилась в путь с двумя дочерями. Недалеко удалось уйти, налетели вражеские  самолеты и стали сбрасывать бомбы на идущих по дороге людей. Взрывы, крики, убитые, паника. Пришлось вернуться домой. Тележка развалилась, часть вещей бросила, что-то, завязав в узлы и перекинув через плечо, несла на себе. Маленькая Валюшка быстро уставала и временами ехала на закорках старшей сестры, как на картине «Дети, убегающие от грозы». Вернулись к ночи. Этот день они помнили всю жизнь.

24 октября 1941-го немецкие солдаты вошли в Белгород. Сразу за сутки была поставлена виселица. За малейшее неповиновение население подвергалось арестам, расстрелу, повешенью.Так был убит мой прадед, 70-летний Гавриил Семиков. Он не выполнил распоряжение о сдаче колхозных хомутов, кто-то донес, и его расстреляли, закопали еще живым. Свидетели казни рассказывали бабушке, что еще продолжительное время земля на могиле вздрагивала.

Бабушка с детьми жила в одноэтажном доме  с печным отоплением, к ним поселились два немецких офицера, и она с детьми ушла во флигель. Там в подполе прятала курицу-несушку, единственную удалось спасти, аппетит у оккупантов был хороший. Отношение немцев к ним было разное. У одного из квартировавших осталась дома такая же маленькая дочь похожая на Валентину, и он частенько совал ей шоколадку. Второй был агрессивным, грубым. Однажды ребенок сказал, показав на каждого: «Ты –  хороший, а ты – злой дурак!»  Слова маленькой девочки взбесили эсэсовца, схватив за шиворот, он вытащил ее на улицу, поставил к стене дома, отошел и начал расстегивать кобуру. Бабушка с криком кинулась  к нему, упав на колени, хватая его за руки. Ударом ноги в грудь немец отшвырнул ее, но вмешался «хороший». Он перехватил его руку и со словами: «Киндер - кранк», увел со двора. После этого какое-то время бабушка прятала младшую дочь в подполе, сидела она там вместе с курицей. Старшую тоже старалась не выпускать из дома, а если была необходимость выйти, то наматывала ей на голову рваный мешок, а лицо мазала сажей, прятала  привлекательность подрастающей девочки.

Почти два года город находился в оккупации. Первое освобождение Белгорода  произошло в феврале 1943-го. Как все радовались, в каждом доме встречали освободителей, угощали, чем могли, расспрашивали о своих солдатах, не встречались ли где. В городе расположился штаб фронта,было много войск. Бабушка пекла для солдат хлеб. Но с юга опять прорвались немцы. Начались ежедневные бомбардировки, они продолжались в течение 10 дней от восхода до самого заката солнца. Наши войска отступили и в город вошли эсэсовцы. Фронт замер. Летом немцы перешли в наступление, Белгород оказался в южной части знаменитой Курской дуги, начались страшные бои в городе. Борьба велась за каждый квартал, а часто и за отдельные дома, превращенные в опорные пункты.Чтобы остаться в живых,бабушка с детьми сначала пряталась под кроватью, закрывая головы подушками. Когда в трубу влетел осколок снаряда, перебрались в погреб, там просидели несколько дней. 5 августа 1943 года город освободили, и вечером в Москве прогремел артиллерийский салют, настолько был важен для осуществления стратегических планов Красной армии разгром немцев на белгородском направлении.

Город оказался до основания разрушен, целыми остались всего 15 зданий. Среди уцелевшего населения возобновили трудовую мобилизацию, снова началось строительство оборонительных рубежей и различных сооружений.  Бабушка пошла работать на кирпичный завод. Родной город возрождали буквально из пепла. Но до полного восстановления было еще далеко, и до конца войны люди жили трудной, голодной жизнью.

Бабушкин брат Петр Гаврилович прошел всю войну и погиб перед самой Победой. В Центральном архиве Министерства обороны хранятся сведения о нем: гвардии младший сержант Семиков П.Г. 1905 г. рождения награжден медалью «За отвагу». Дата подвига 14.09.1944 года.  Убит 01.05.1945 г. Похоронен в с. Люджигевици в Чехословакии, в  братской могиле №1, ряд 1, место 10.

Война принесла и горе, и тяжелые испытания в каждую семью.

МБУК Дом культуры МБУК Краеведческий музей Карта сайта
Контакты
Сообщить об ошибке
Вакансии
Мобильная версия сайта
Создать бесплатный сайт с uCoz

Вверх