MENU
Главная » 2021 » Май » 23 » «Настоящее служение науке»: к юбилею А.Е. Чичибабина
08:50
«Настоящее служение науке»: к юбилею А.Е. Чичибабина

«Мало интересует меня суд истории,
 так как я пришел к убеждению,
 что история в громадном большинстве случаев
есть лишь закрепление на долгое время
несправедливости современников».

А.Е. Чичибабин

29 марта 2021 года исполнилось 150 лет со дня рождения выдающего ученого Алексея Евгеньевича Чичибабина. Химик-органик, первооткрыватель фототропии, автор учебника, который до сих пор остается полезным учебным пособием как для студентов-химиков, так и работающих химиков-органиков. Он стоял у истоков создания отечественной фармацевтической промышленности, что спасло жизни тысячам солдат в Первую мировую войну. Но судьба забрала у него единственную дочь, Родину и сделала «невозращенцем».

Алексей Евгеньевич Чичибабин родился в селе Куземино Полтавской губернии 29 марта 1871 года. Спустя три года семья перебралась неподалеку в город Лубны. Там отцу Алексея – коллежскому секретарю Евгению Савичу Чичибабину – предложили должность письмоводителя земской управы. Отец вскоре умер, и мать Наталия Петровна со старшей дочерью с большим трудом поднимали на ноги пятерых младших детей. Но из весьма скудных доходов семьи всё же удалось выкроить средства на образование сына, и в 1879 году будущий учёный поступил в Лубенскую гимназию. Мальчик очень хорошо учился, особенно его интересовала химия.

После окончания гимназии в 1888 году юноша поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Под руководством профессора В.В. Марковникова и М.И. Коновалова Чичибабин выполнил свою первую научную работу – «Действие йодистого водорода на пропилбензол».

Молодой химик не оставался в стороне от общественной жизни. В 1890 году его исключили из университета за участие в студенческом движении, но затем он был восстановлен. Физико-математический факультет Московского университета Алексей Евгеньевич Чичибабин окончил в 1892 году с дипломом первой степени. Но для подготовки к аспирантуре его не оставили в связи с отставкой его научного руководителя, профессора В.В. Марковникова.

Несколько лет Алексей Евгеньевич Чичибабин делал репортажи, давал частные уроки, а также соглашался на любую работу. При этом молодой человек всегда стремился к научной работе, занимался исследованиями в лаборатории Общества содействия развитию мануфактурной промышленности в Москве.

В 1896 году Чичибабин получил место помощника заведующего лабораторией и начал заниматься научно-исследовательской работой. Через год Чичибабин женился. Его супруга, Вера Владимировна Подгорецкая, всю жизнь помогала мужу и поддерживала его во всем, в том числе в работе.

Чичибабин интересовался химией пиридина. В то время к производным пиридина химики проявляли особый интерес, выявили практические возможности их использования в фармацевтической промышленности и для производства красителей. Чичибабин занимался исследованиями на тему «Нитрующее действие слабой азотной кислоты на высшие гомологи пиридина».

В 1899 году молодой учёный получил место ассистента Московского сельскохозяйственного института. Здесь у него появилось гораздо больше возможностей для проведения научно-исследовательской работы. Он занимался изучением нитрующего действия азотной кислоты на производство пиридина. На данную тему им было написано несколько научных работ.

В 1902 году он стал приват-доцентом кафедры химии Московского университета, читал студентам лекции о последних достижениях экспериментальной химии. Студенты высоко ценили эти лекции.

Из воспоминаний о Чичибабине ученика МВТУ, академика Л.И. Кнунянца: «…сумбурные лекции, и эти многодневные экзамены слагались в довольно эффективную систему, с помощью которой Алексей Евгеньевич добивался самого главного, на что должно быть нацелено преподавание. Он развивал у учеников самостоятельное химическое мышление, ориентируясь не на отстающих, не на равнодушных, а на увлечённых, преданных».

В 1904 году Чичибабин получил звание магистра химии. Защита диссертации оказалась очень непростой. Работа не была принята многими учеными, в том числе его бывшим руководителем, профессором Марковниковым. Молодой ученый не захотел оставаться среди коллег, не поддержавших его. В 1905 году Чичибабин принял приглашение Варшавского университета и занял вакантную должность на кафедре неорганической химии. Но в этом университете не было возможностей для проведения его экспериментов. Поэтому через некоторое время Чичибабин вернулся в Москву.

В 1908 году он получил должность профессора в Московском техническом училище, где в следующем году в его попечение отдали кафедру органической химии.

Обостренное чувство справедливости заставило Чичибабинв вместе с рядом коллег в 1911 году уйти на время в отставку. Тем самым педагоги, поддержав студентов, выразили свой протест против государственной политики в области образования. Его позиция педагога оставалась неизменной в течение всей жизни:

«Мой уже многолетний опыт лишь укрепил меня в том убеждении, что преподаватель-исследователь, даже если он не педагог, заражает студентов любовью к науке и делает из них настоящих химиков».

Несмотря на участие в общественном движении, на первом месте для химика была наука. Чичибабин создал новый метод синтеза пиридина и синтез алкил- и фенилпиридинов. Метод стал основой современного промышленного синтеза. В 1911 году Чичибабин защитил докторскую диссертацию «Исследования по вопросу о трехатомном углероде и о строении простейших окрашенных производных трифенилметана», в которой подвел итоги своих почти 10-летних исследований в этой области, принесших ему известность в России и за границей.

Первая мировая война заставила Российскую империю вплотную заняться развитием фармацевтики. С фронта поступали тысячи раненых, в окопах регистрировались вспышки холеры, «испанки», тифа, дизентерии, кори, оспы. Синтетических лекарств не было – до 1914 года Россия импортировала их из Германии, а собственная фармацевтическая отрасль ограничивалась изготовлением растительных экстрактов и настоек.

Чичибабин был организатором и председателем Московского комитета содействия развитию фармацевтической промышленности, на страницах газеты «Русские ведомости» призвал химиков начать работу по созданию отечественных фармпрепаратов. В своей лаборатории он разработал промышленные способы получения алкалоидов, в частности морфина и кодеина. Более того, по его инициативе в Туркменистане начали выращивать опиумный мак, чтобы не закупать дорогое сырье за рубежом. Созданные Чичибабиным медицинские препараты спасли жизнь тысячам русских солдат.

Впоследствии при лаборатории уже действовал небольшой цех по изготовлению медикаментов, где разработали и запустили в масштабное производство салициловую кислоту, аспирин, фенацетин (анальгетик) и салол (антисептик).

На первой стадии производства салициловой кислоты до сих пор используется химическая реакция, открытая ученым еще в 1914 году и носящая его имя. Она позволяет синтезировать многие полезные вещества. И сегодня салициловая кислота и ее производные широко применяются для изготовления лекарственных средств.

После Октябрьского переворота Чичибабин, несмотря на приверженность во взглядах к конституционной монархии, начал активное сотрудничество с новой властью, Для него, как, к сожалению, для немногих ученых, понятие Родины зиждилось на любви к своей стране, а не на степени лояльности политики господствующей власти.

В 1918 году он взял под своё руководство Правление государственных химико-фармацевтических заводов. В то же время Чичибабин преподавал в Московском высшем техническом училище, возглавлял Научный химико-фармацевтический институт.

Продолжалась и научная работа. Он открыл явление фототропии, то есть способности веществ изменять окраску в зависимости от освещения. Самый простой пример – как в ультрафиолетовых лучах проявляются флуоресцентные метки на купюрах.

В 1924 году была открыта возможность синтеза пиридина из уксусного и муравьиного альдегидов в присутствии аммиака. После этого пиридин стали использовать как растворитель и исходный материал для изготовления медикаментов, красителей, пестицидов. С группой коллег Чичибабин обратился в Совет Народных Комиссаров СССР, указав на недопустимый развал химической науки в стране. Он стал активным участником Комитета по химизации народного хозяйства, который был создан в ответ на обращение.

В 1925 году он издал легендарный учебник «Основные начала органической химии». Эта книга переиздавалась вплоть до 1963 года, несмотря на негативное отношение власти к автору, проявившееся впоследствии. После «Основ химии» Менделеева это был первый курс химии русского ученого, изданный на французском языке. Курс был рекомендован в качестве основного руководства по органической химии во многих французских университетах.

17 августа 1926 г. состоялось первое присуждение премий имени В.И. Ленина за научные работы, «имевшие наибольшее практическое значение», и Алексей Евгеньевич Чичибабин стал лауреатом среди химиков за работы по химии алкалоидов и фармацевтической химии. Через два года его избрали действительным академиком Академии наук СССР.

В 1930 году в жизни Чичибабиных произошло трагическое событие: нелепо, в результате несчастного случая на производственной практике, погибла его единственная дочь – студентка химического факультета МВТУ. В 1930 году она проходила практику на Дорогомиловском заводе в цеху сульфирования нафталина. По причине неисправности автоклава произошла авария, и горячие продукты реакции выплеснулись в цех. Девушка пыталась спастись, бросившись к окну, но под ним стояли бутылки с кислотой, и прыгать на них было равносильно самоубийству. Поэтому пришлось возвращаться к двери. На свою беду, пробираясь в едком тумане, она поскользнулась. Рабочие подняли её из лужи концентрированной серной кислоты и вынесли, однако немедленно раздеть и обмыть невежественно постеснялись. Получилось, что спасли, но не до конца. В те годы не умели делать столь обширную пересадку кожи. После нескольких ужасных и мучительных дней Наташа произнесла лишь «Мамочка, как больно!» и скончалась на руках у матери.

Психическое состояние супруги стало внушать Чичибабину опасения, и, пользуясь положением, он увёз её с собой в командировку в Париж. Там Веру Владимировну пришлось на продолжительное время поместить в психиатрическую больницу.

О пребывании учёного за границей сохранилось крайне мало сведений. Во Франции Чичибабин работал в фармацевтической лаборатории профессора М. Тиффано в Hotel-Dieu, затем руководил исследовательской лабораторией одного из крупнейших химических концернов «Etablissements Kuhlmann». Компания организовала эту лабораторию специально для ученого, где он развивал исследования в области получения различных гомологов пиридина для целенаправленного синтеза фармацевтических препаратов. С 1933 по 1945 годы также работал на кафедре химии в Коллеж де Франс.

Во Франции он был избран почетным членом Общества русских химиков в Париже, а также почетным членом Союза русских дипломированных инженеров во Франции. Состоял членом-корреспондентом Туринской АН (Италия). При этом жил в небольшой квартирке тихо и скромно.

Руководство Советского Союза пыталось вернуть ученого в Россию, но попытки оказались тщетными. Сам Чичибабин в июне 1936 года писал академику Н.П. Горбунову, который был в то время секретарем Академии наук СССР, о том, что лишь во Франции у него есть условия для работы. А в России он только истратит последние силы, чтобы преодолевать различные барьеры, добиваясь возможности работать. В письме ученого были такие слова: «...не лучше ли не только для меня, но и для Академии и для страны, если я сделаю здесь еще несколько ценных научных работ? Реальная возможность этого есть, все, чего я желаю от жизни и чего прошу... Если, в конце концов, «страна» пожелает заняться добиванием никому не делающего вреда старика, всю жизнь бескорыстно — не из-за денег и не из-за почета — работающего на пользу страны, пусть это делает. И это меня не удивит, так как справедливости на свете нет...».

В результате в декабре 1936 года Чичибабин был лишен звания академика Академии наук СССР, а в январе 1937 года — советского гражданства за то, что отказался «выполнить свой долг перед родиной». Несмотря на это, до 1941 года продолжались переговоры с ученым по поводу его возвращения на родину. Однако началась война, и возникли другие трудности.

Последние годы жизни ученого были по-настоящему трагичными. Поскольку он являлся иностранцем и находился на территории оккупированной Франции, то не имел права работать. В 1944 году, когда Франция была освобождена от оккупантов, Чичибабин вернулся к работе. Но он уже был тяжело болен. Он тихо и незаметно скончался в Париже 15 августа 1945 года.

В годовщину его смерти в «Новом журнале», издававшемся в Нью-Йорке на русском языке, описаны последние годы проживания на чужбине Алексея Евгеньевича Чичибабина. «В тяжелые дни испытаний 1941 – 1942 годов он бывал близок к отчаянию. Чичибабин не мог простить себе, что он не там: он не понимал, для чего ему жить и работать здесь в Париже, когда там, в России он нужен... Все эти переживания не могли не отразиться на его уже подорванном организме. Начались недомогания, перешедшие в серьезную болезнь. Месяцами он был прикован к постели и испытывал тяжкие физические страдания. Но он не мог примириться со своей физической немощью, с приступами удушья, с возней с лекарствами. Он хотел бы еще поработать, писать свою незаконченную книгу, дающую обзор всего нового, что сделано в науке за последнее десятилетие, дополняющую классический его курс органической химии; он намечал новые исследования в области синтеза хинина, пиридина. По временам его лицо освещалось доброй улыбкой, когда он узнавал что-нибудь хорошее про Россию. Он мечтал вернуться, и чем меньше было на это надежд, тем сильнее ему этого хотелось».

Жена пережила ученого на 15 лет и скончалась в 1960 году. Чета Чичибабиных похоронена на знаменитом русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем.

До настоящего времени сотрудники лаборатории органической химии в Коллеж де Франс свято чтут память о великом ученом. На двери лаборатории весит памятная доска, посвященная его деятельности. Рядом со входом в лабораторию в нише устроена небольшая историческая экспозиция, связанная с трудами Чичибабина. В ней хранятся важнейшие соединения, синтезированные им в рамках работ этой лаборатории.

22 марта 1990 года проходило Общее собрание АН СССР, принявшее постановление «О восстановлении (посмертно) в членах Академии наук СССР ученых, необоснованно исключенных из Академии наук СССР», в том числе А. Е. Чичибабина.

Источники:

  1. Аксенова, С. В. Сто великих русских изобретений / [С. В. Аксенова, Д. С. Одинцов, Е. Н. Пакалина]. – Москва : ВЕЧЕ, 2008. – 318, [2] с. : ил. ; 22 см. – (100 великих).
  2. Волков, В. А. А. Е. Чичибабин и В. Н. Ипатьев – трагические судьбы // Российские ученые и инженеры в эмиграции. Под редакцией В. П. Борисова. – Москва : ПО «Перспектива», 1993. – С. 40–71.
  3. Зайцева, Е.А. Алексей Евгеньевич Чичибабин (1871 – 1945) // Химия, 2001. – С. 14–16.
  4. Щербак, В.П. 37 трагедий науки. Биографии учёных. – Екатеринбург : Издательские решения, 2016. – 352 с.
  5. Волков, В. Чичибабин Алексей Евгеньевич / Владимир Волков // Институт истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН : [официальный сайт]. – дата обращения 23.05.2021 г.
  6. Чичибабин Алексей Евгеньевич // Инженеры России : [официальный сайт]. – дата обращения 23.05.2021 г.

Материал подготовила Татьяна Чернова,
библиотекарь библиотеки-филиала № 1

Просмотров: 232 | Добавил: lesgusly | Рейтинг: 0.0/0
МБУК Дом культуры МБУК Краеведческий музей Карта сайта
Контакты
Сообщить об ошибке
Вакансии
Мобильная версия сайта

Вверх