MENU
Главная » 2021 » Январь » 13 » «Поэзия и судьба»: обзор книг о жизни и творчестве О.Э. Мандельштама
14:12
«Поэзия и судьба»: обзор книг о жизни и творчестве О.Э. Мандельштама

Осип Мандельштам – один из ярчайших представителей Серебряного века. В числе его близких друзей были Николай Гумилёв, Анна Ахматова, Марина Цветаева. Одарённый, разносторонний, «трогательный гений», «чудак с оттопыренными ушами, похожий на Дон Кихота» – это всё Мандельштам, написавший свои первые стихи ещё в школьные годы, на заре ХХ века. Поэт, переводчик, критик, эссеист, литературовед, он учился в университете в Сорбонне, увлекался французской поэзией – Бодлером, Франсуа Вийоном, Верленом. Бывая в Петербурге, не пропускал ни одной поэтической лекции, которые читал Вячеслав Иванов, учился премудрости слагать стихи – сначала у символистов, потом примкнул к поэтической школе акмеизма.

В числе самых известных стихов Мандельштама – «Бессонница. Гомер. Тугие паруса», «Вечер нежный. Сумрак важный», «Silentium», «Нет, не луна, а светлый циферблат», «В Петрополе прозрачном мы умрём», «Петербургские строфы», «Ленинград» («Я вернулся в мой город, знакомый до слёз…»).

В 1933 году Мандельштам написал стихотворение «Мы живём, под собою не чуя страны…». Он прочитал его примерно пятнадцати знакомым и сразу же уничтожил, но это не помогло – на поэта донесли. За это произведение Мандельштам дважды был репрессирован – сначала в 1934-м, потом в 1938 году.

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.

Что ни казнь у него – то малина
И широкая грудь осетина.

«Мы знали, что судьбу поэта решает только время», – написала в своей книге воспоминаний Надежда Мандельштам. Долгие годы точная дата и обстоятельства смерти Осипа Мандельштама были неизвестны. Он умер от истощения в 1938 году под Владивостоком, в пересыльном лагере «Вторая речка». Его имя в СССР оставалось под запретом ещё почти 20 лет. Только в 1956 году дело, по которому Мандельштам был осужден за «контрреволюционную деятельность», было пересмотрено и поэт реабилитирован.

После осуждения Мандельштама почти не осталось его черновиков. То, что удалось сохранить, сберегли близкие друзья и жена, Надежда Яковлевна Мандельштам.

О разных периодах жизни Осипа Мандельштама рассказывают книги из фонда библиотеки.

Мандельштам, О. Э.  Шум времени : воспоминания, статьи, очерки / О. Э. Мандельштам. – Санкт-Петербург : Азбука, 1999. – 381, [1] с. – 18 см.

Этот сборник открывает Мандельштама с абсолютно другой стороны, не известной доселе поклонникам его поэзии. Книга состоит из трёх частей. В первую вошли воспоминания «Шум времени», «Феодосия», «Египетская марка» и «Четвёртая проза». Небольшие по объёму произведения объединяет общая тема – Петербург конца XIX – начала ХХ века. Павловск, Летний сад, Караванная и Конюшенная улицы, книжный шкап в святая святых – отцовском кабинете, Тенишевское училище на Загородном проспекте, ночная метель на Васильевском острове – полудетские воспоминания переплетаются с очень взрослыми рассуждениями о положении русского общества, о «еврейском вопросе». И очень узнаваемый, красивый язык.

«Весь массив Петербурга, гранитные и торцовые кварталы, всё это нежное сердце города, с разливом площадей, с кудрявыми садами, островами памятников, кариатидами Эрмитажа, таинственной Миллионной, где не было никогда прохожих и среди мраморов затесалась всего одна мелочная лавочка, особенно же арку Главного штаба, Сенатскую площадь и голландский Петербург я считал чем-то священным и праздничным».

«Мне всегда казалось, что в Петербурге обязательно должно случиться что-нибудь очень пышное и торжественное».

«Мать заправляла салат желтками и сахаром. Рваные мятые уши салата с хрящиками умирали от уксуса и сахара».

«Петербургский извозчик – это миф, козерог. Его нужно пустить по зодиаку».

Во второй и третьей частях книги собраны статьи и очерки Мандельштама, посвящённые истории и теории мировой литературы и поэзии: «Утро акмеизма», «О природе слова», «Письмо о русской поэзии», «Гуманизм и современность», «Буря и натиск» и другие. В этих статьях читатель встречает имена Державина, Чаадаева, Боратынского, Блока, Ахматовой, Маяковского, Цветаевой, Велемира Хлебникова и другие. Зарисовки часто критические, но в целом это взгляд нестандартно мыслящего, образованного человека на литературу и природу поэтического слова.

«Мандельштам пишет мазками, как пуантилист, он не хочет вдаваться в подробности, вместо десяти маленьких костров он разжигает один, сгорающий одномоментно, зато ярко. Так что вчитываться в его кусочки воспоминаний надо внимательно, боясь упустить сочные, важные детали, восстанавливающие летучую атмосферу заката империи и рождения новой страны. У Мандельштама не время, не эпоха, а вот уж действительно – шум времени, звуковой фон».

Недошивин, В. М.  Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург / Вячеслав Недошивин. – Москва : АСТ : Астрель, 2010. – 509, [3] с. : портр.; 22 см.

Эта книга представляет собой литературный путеводитель по Петербургу начала ХХ века с конкретными адресами и событиями, связанными с судьбами поэтов Серебряного века. Один из разделов – «Петербург Осипа Мандельштама».

Петербург всегда был особенным городом для Мандельштама. Именно здесь он провел свое детство и юношеские годы, и именно сюда его неизменно тянуло на протяжении всей последующей жизни. И поэт не раз возвращался – правда, каждый раз ему приходилось открывать для себя любимый город заново. И хотя Ленинград поначалу казался ему незнакомцем, в его облике Мандельштам даже в самые тяжелые времена с трудом, но все же угадывал прежние, родные сердцу черты.

«Мандельштамовская» часть книги открывается его знаменитым стихотворением:

Я вернулся в мой город, знакомый до слёз.
До прожилок, до детских припухших желёз.

Ты вернулся сюда – так глотай же скорей
Рыбий жир ленинградских речных фонарей,

Узнавай же скорее декабрьский денёк,
Где к зловещему дёгтю примешан желток.

Петербург! Я ещё не хочу умирать:
У тебя телефонов моих номера.

Петербург! У меня ещё есть адреса,
По которым найду мертвецов голоса.

Я на лестнице чёрной живу, и в висок
Ударяет мне вырванный с мясом звонок,

И всю ночь напролёт жду гостей дорогих,
Шевеля кандалами цепочек дверных.

Этими «кандалами памяти» Мандельштам навечно прикован к великому городу. По петербургским адресам в жизни поэта ведёт читателя автор, литературовед и журналист Вячеслав Недошивин. Невский и Каменноостровский проспекты, петербургский Дом искусств, Васильевский остров и Большая Морская – эти и другие адреса, сыгравшие каждый свою роль в жизни поэта. Петербург сопровождает Мандельштама на протяжении всей жизни, с детских лет, до 4 марта 1938 года, когда на Московском вокзале друзья провожают его с женой Надеждой в Москву. Через несколько дней поэт был арестован и сослан на Дальний Восток. Из этой ссылки он не вернулся…

Мандельштам сам себя называл «человеком Каменноостровского проспекта» – одной из «самых лёгких и безответственных улиц Петербурга». По его словам, проспект этот «легкомысленный красавец, накрахмаливший свои две единственные каменные рубашки, и ветер с моря свистит в его трамвайной голове»

Мандельштам, Н. Я. Вторая книга : воспоминания / Н. Я. Мандельштам. – Москва : АСТ : Олимп, 2001. – 507, [5] с. ; 21 см. – (Мемуары).

Подробная книга воспоминаний и размышлений не только о жизни Осипа Мандельштама, но и о его собратьях по перу: Гумилёве, Ахматовой, Вячеславе Иванове и других поэтах Серебряного века, попавших в жернова эпохи перемен и репрессий.

С момента очередного ареста мужа Надежда Мандельштам восемнадцать лет пыталась выжить, скитаясь по стране. Стихи Мандельштама она выучила наизусть – боялась возить с собой архив. «Восемнадцать лет, хороший лагерный срок, мы жили, не видя просвета. Без всякой поддержки извне, не смея произнести заветное имя – только шёпотом, только с глазу на глаз, – и тряслись над горсткой стихов».

В 1964 году в Советском Союзе наконец был издан сборник стихов Мандельштама, а вдова поэта написала воспоминания о своей жизни с Осипом. О страшном времени, в котором им пришлось жить, о смерти Гумилёва, о любви, ревности, дружбе с Ахматовой, об удивительном взаимопонимании с мужем, об изменении её как личности под его влиянием.

Книга Надежды Мандельштам охватывает период с 1919 года – первой встречи с будущим мужем – до 60-х годов ХХ века, когда закончились «годы молчания». Почти тридцать лет она прожила под гнётом страха, который преодолела только тогда, когда стихи Мандельштама вновь стали печатать. «Теперь пропасть они не могут. Я вышла на полную и безоговорочную свободу, и мне легко дышать, хоть я и задыхаюсь. Поймёт ли кто-нибудь, какое счастье легко вздохнуть хоть перед смертью…»

Книга заканчивается письмом, которое было написано Надеждой Осипу в октябре 1938 года. Она ещё не знала, что спустя считанные месяцы станет вдовой, но предчувствовала смерть мужа. Вместе с бумагами, которые она хранила, письмо пролежало в «рукописном чемодане» почти тридцать лет.

«Каждая мысль о тебе. Каждая слеза и каждая улыбка – тебе. Я благословляю каждый день и каждый час нашей горькой жизни, мой друг, мой спутник, мой слепой поводырь…»

В фонде библиотек города вы можете найти и другие книги, посвящённые поэтам Серебряного века. Для поиска воспользуйтесь электронным каталогом.

Материал подготовила Мария Батова,
главный библиотекарь библиотеки-филиала № 1

 

Просмотров: 121 | Добавил: lesgusly | Рейтинг: 5.0/5
МБУК Дом культуры МБУК Краеведческий музей Карта сайта
Контакты
Сообщить об ошибке
Вакансии
Мобильная версия сайта
Создать бесплатный сайт с uCoz

Вверх