MENU

Книги о страхе, необъяснимой жестокости, любви и надежде

Холокост – величайшая трагедия в истории человечества. За 12 лет, с 1933-го по 1945-й год, свыше 11 миллионов человек стали жертвами Холокоста. Около 6 миллионов из этого числа были евреями. Более миллиона – дети. Их травили в газовых камерах, доводили до изнеможения на тяжелейших работах, на них проводили медицинские эксперименты.

Книги, представленные в обзоре, читать тяжело, но необходимо.

Франкл, Виктор. Сказать жизни «Да!» : психолог в концлагере : [16+] / Виктор Франкл ; перевод с немецкого: Д. Орлова, Д. Леонтьев. – 9-е изд. – Москва : Альпина нон-фикшн, 2019. – 237, [3] с. ; 17 см.

Виктор Франкл – австрийский психиатр, психолог, философ и врач-невролог.

В сентябре 1942 года Виктор вместе с семьей и родителями оказался в концентрационном лагере Терезиенштадт (Терезинское гетто). В октябре 1944 года Франкл переведён в концентрационный лагерь Аушвиц (после того, как в 1939 году этот район Польши был занят немецкими войсками, город Освенцим был переименован в Аушвиц), где провёл несколько дней и далее был направлен в Тюркхайм, один из лагерей системы Дахау. Здесь он провёл шесть месяцев в качестве чернорабочего. Отец Франкла скончался в Терезиенштадте, мать была убита в Аушвице. Жена Виктора была переведена в концентрационный лагерь Берген-Бельзен и там погибла. В апреле 1945 года Франкл был освобождён.

Первый вариант книги «Психолог в концлагере» был издан в 1946 году.

Ещё в 1930-х годах автор сформулировал свою «теорию стремления к смыслу как главной движущей силы поведения и развития личности. И в концлагере эта теория получила беспрецедентную проверку жизнью и подтверждение – наибольшие шансы выжить, по наблюдениям Франкла, имели не те, кто отличался наиболее крепким здоровьем, а те, кто имел смысл, ради которого жить».

В книге, которая была надиктована за 9 дней вскоре после освобождения, Франкл описывает не события, а психологическое состояние человека, оказавшегося в концлагере. Как меняется человек внутри, находясь в нечеловеческих условиях. Виктор выделяет три фазы психологической реакции: прибытие в лагерь, жизнь в лагере и узник после освобождения.

Холод, голод, недосып, тяжёлый труд, издевательства, побои, постоянная близость смерти делали людей безразличными. Заключённый уже не боялся погибнуть. «Даже газовая камера уже через несколько дней не вызывает у него страха. В его глазах это просто нечто, что избавляет от заботы о самоубийстве».

Когда кажется, что у нас очень сложный период в жизни, когда опускаются руки от беспомощности и мы начинаем жалеть себя – прочтите книгу Виктора Франкла «Сказать жизни «Да!» и увидите, что ваша проблема – ничто в сравнении с тем, что пришлось пережить людям в концлагерях.

«Стремление найти смысл жизни является главной мотивирующей силой в человеке... Я не побоюсь сказать, что в мире не существует более действенной помощи для выживания даже в самых ужасных условиях, чем знание, что твоя жизнь имеет смысл».

 

Эдлингтон, Люси. Алая лента : [роман : 16+] / Люси Эдлингтон ; перевод с английского К. И. Молькова. – Москва : Эксмо, Freedom, 2019. – 316, [4] с. ; 21 см. – (Young Adult. Важные книги для молодежи).

Люси Эдлингтон – английская писательница, историк по образованию, автор научно-популярных и художественных книг для подростков.

Роман «Алая лента» был номинирован на первую британскую детскую книжную премию «CILIP Carnegie Medal».

Действие в романе происходит в 1944 – 1945 годах. Главная героиня, школьница Элла просто шла по улице, размахивая портфелем и мечтая о новом номере журнала мод, когда рядом с ней остановился полицейский фургон и её втолкнули в него, потому что она была в Списке.«Стоило попасть в список, и ты больше не человек. Ты станешь номером, если захочешь жить. И в зависимости от того, в каком он окажется списке, тебя ждёт либо скорая смерть, либо отправка в Биркенау, что в принципе одно и то же». Так девушка оказалась в концлагере Аушвиц – Биркенау. Как и десятки, сотни, тысячи, миллионы других людей, ставших «полосатыми» с порядковым номером.

Элле повезло – её взяли работать в швейную мастерскую. Повезло – потому что если ты не работаешь, то «вылетаешь в трубу». «Когда я впервые услышала о том, что здесь людей «отправляют в трубу», то подумала, что те просто прочищают её от сажи, как трубочисты. И как бы мне хотелось верить в это, дыма было слишком много; слишком много пепла. И слишком много людей, которые исчезали, едва успев оказаться здесь».

В мастерской она знакомится с Розой, показавшейся ей слабой и духом и здоровьем. Но именно эта слабая на вид девушка становится близкой подругой Эллы. У Розы обнаруживается талант – в ситуации, когда«впадаешь в отчаяние и ненавидишь весь мир, она вдруг начинает рассказывать какую-нибудь историю», поднимая настроение и поддерживая дух.

Роза крадёт в швейной мастерской алую ленту и дарит её Элле. Но на проверке надзирательница обнаруживает ленту на шее Эллы и жестоко избивает девушек. У Эллы сломана рука, и она больше не может шить. Их выгоняют с работы…

Алая лента становится символом надежды подруг. Именно её они договариваются повязать на яблоню в Солнечном городе, Париже, где девушки мечтают встретиться после освобождения.

Голод, страх, дружба, эгоизм, попытки бегства и несбывшиеся мечты... В книге нет подробного описания всех ужасов жизни в концлагере Биркенау. Но хорошо показано, как в тяжелейших условиях, под страхом смерти, каждый ведёт себя по-разному: милосердно, помогая другим по мере своих возможностей, или выживает за чужой счёт. И как сложно сделать этот выбор.

«Я поражена и тронута чуткостью, с которой автору удалось рассказать об этих ужасных событиях»,– написала о романе «Алая лента» Эми Канка Валадарски, невестка Ирины Райхенберг, одной из настоящих портних Освенцима.

 

Гиз, Мип. Я прятала Анну Франк: [история женщины, которая пыталась спасти семью Франк от нацистов : 16+] / Мип Гиз, в соавторстве с Элисон Лесли Голд ; перевод с английского Т. Новиковой. – Москва : Эксмо, Бомбора, 2019. – 249, [7] с. : ил. ; 22 см. – (Secret Garden. Наедине с собой).

В 1947 году в Нидерландах был опубликован дневник еврейской девочки Анны Франк, написанный за то время (с июля 1942-го по август 1944 года), что она вместе с родителями и старшей сестрой пряталась в «убежище». На русском языке эти записи, с некоторыми сокращениями, впервые были опубликованы в 1960 году. Дневник Анны Франк был найден и спрятан коллегой её отца, голландкой по имени Мип Гиз.

В Нидерланды семья Франков переехала из Германии в 1939 году, после прихода Гитлера к власти. Голландия объявила о своём нейтралитете, но в мае 1940 года немецкие войска вторглись в страну, и нидерландские вооружённые силы капитулировали.

В августе 44-го в дом, где укрывалась семья Франков, нагрянули гестаповцы. Всех арестовали и четыре дня держали в тюрьме, а затем перевели в лагерь Вестерборк, где направили на самые тяжёлые работы. В сентябре семью депортировали в Аушвиц. 93-й состав, в котором было 1019 человек, стал последним эшелоном, увозившим голландских евреев в лагерь смерти, — после него депортация евреев из Вестерборка в Освенцим прекратилась.

В Освенциме было убито больше людей, чем в любом другом лагере. 90 % жертв нацистов были евреями.

В 2009 году дневник Анны Франк включен в Реестр ЮНЕСКО «Память мира».

В книге «Я прятала Анну Франк. История женщины, которая пыталась спасти семью Франк от нацистов» опубликован рассказ участницы и очевидицы истории семьи Франков – Мип Гиз. Она вместе с мужем помогала семье Анны скрываться в убежище, которое находилось в здании их офиса. Каждый день, рискуя своими жизнями, они приносили друзьям продукты, рассказывали новости и были моральной поддержкой.

В годовщину своей свадьбы Мип и Хенк остались переночевать у Франков в убежище. «В тот вечер я поняла, что значит быть запертыми в этих тесных комнатках. Я почувствовала беспомощность и страх, которые терзали наших друзей днём и ночью. Да, война шла для всех, но мы с Хенком могли передвигаться, быть дома или выходить на улицу. А эти люди оказались в тюрьме, куда добровольно себя заточили.

… Всю ночь я слушала бой часов на Вестеркерке и не могла сомкнуть глаз. Я слышала, как начался сильный дождь, завыл ветер. Тишина в доме угнетала меня. Меня буквально придавил страх людей, которые были заперты в четырёх стенах. Я физически ощущала, как этот страх душит меня. Это было так ужасно, что сон не шёл ко мне.

Впервые в жизни я узнала, каково это – быть евреем в убежище».

Читая воспоминания Мип Гиз, невольно задумываешься: а смог бы ты каждый день на протяжении двух лет так рисковать ради других? Хватило бы смелости, силы духа? До конца своей жизни Гиз не считала себя героем и отказывалась от любых наград, считая, что каждый на её месте поступил также.

«Прошло больше пятидесяти лет. Многие детали этих событий стерлись у меня из памяти. Я старалась восстановить их как можно точнее. Нелегко вспоминать подробности. Время лечит не всё. Моя история – это история самых обычных людей, живших в невероятно мрачное время. Я всем сердцем надеюсь, что подобное никогда, никогда не повторится. Мы, простые люди всего мира, должны сделать всё, чтобы это не повторилось».

Борух Горин, главный редактор журнала «Лехаим», Председатель правления Еврейского музея и центра толерантности:

«Миру повезло с Мип Гиз. Мип — из тех, кто спас репутацию мира. Какое право имеем мы, живущие в мирное время, обвинять тех, кто не нашёл в себе силы рисковать жизнью, — своей и близких, — ради помощи евреям, приговорённым Гитлером к полному уничтожению? И как ещё назвать тех, кто смог, если не святыми? Мип была святой...

Она подарила Анне Франк бессмертие».

 

Симкин, Л. С. Его повесили на площади Победы : архивная драма / Лев Симкин ; [послесловие Генри Резника]. – Москва : АСТ, Corpus, 2018. – 345, [7] с., [25] ил., портр. ; 22 см. – (Памяти XX века).

Лев Семёнович Симкин – адвокат, доктор юридических наук, работал в Министерстве юстиции СССР и России, ныне заведующий кафедрой Российской правовой академии Минюста Российской Федерации, участник Конституционного совещания РФ. Автор документальных и художественных книг о Холокосте, основанных на изучении рассекреченных архивных уголовных дел.

«Имя Фридриха Еккельна, высшего фюрера СС и полиции на юге, а потом на севере России, упомянуто в сотнях исторических трудов, однако большинству из нас ни о чём не скажет. А ведь так звали человека, который начал Холокост».

Изучая биографию Еккельна, Симкин пытается понять, как тот стал таким жестоким, бесчеловечным палачом. Автор изучал документы в Центральном архиве ФСБ, копии томов уголовного дела Рижского процесса 1946 года в библиотеке вашингтонского Мемориального музея Холокоста, копию личного дела Еккельна в музее Яд Вашем в Иерусалиме. Полный список документальных источников приведён в конце книги.

Повествование ведётся в хронологической последовательности.

«…Не раз задавал я себе вопрос: что заставляет меня копаться в страшных документах, после чтения которых не спишь ночами, воображая состояние людей, спускавшихся в рвы смерти и укладывавшихся на тела убитых минутой раньше? Зачем пытаюсь сложить по крупицам личность одного из самых больших злодеев страшной войны?

Для Еккельна творимое им зло было не просто работой, позволяющей ему самовыражаться, он сам был беспримесным злом. … Поэтому-то я и попытался просто вникнуть в обстоятельства жизни одного из его носителей».

 

Для многих людей книги о Холокосте являются самым страшным из всего написанного о событиях Второй мировой войны. Но эта литература продолжает выходить на разных языках мира. Чтобы люди читали, помнили и никогда не допустили подобного вновь.

«…Что же такое человек? Это существо, которое всегда решает, кто он. Это существо, которое изобрело газовые камеры. Но это и существо, которое шло в эти камеры, гордо выпрямившись, с молитвой на устах…» Виктор Франкл.

 

Преклоняюсь...
Елена Коврова,
главный библиотекарь
функциональной группы комплектования и обработки

Центральной городской библиотеки

 

Книжные новинки

Книжные новинки для детей

Просмотров: 28
МБУК Дом культуры МБУК Краеведческий музей Карта сайта
Контакты
Сообщить об ошибке
Вакансии
Мобильная версия сайта

Вверх