MENU

Ганалы: пересечение маршрутов и судеб

Ганалы – один из труднодоступных районов Камчатки. В воспоминаниях путешественников, которые побывали здесь, можно найти много интересных сведений. Из середины XVIII в. до нас дошло предупреждение С.П. Крашенинникова о том, насколько труден и опасен путь по рекам Большой, Быстрой и Камчатке. Река Быстрая, которая называется так «вследствие своего сильного течения и многих порогов», проходит через Ганальскую тундру. «На низменных местах она очень широка и делится на много проток… По этим рекам можно было ходить на небольших лодках от Пенжинского моря до Восточного… Этот путь труден и продолжителен, ибо груз надо нести по берегу, и притом нельзя пройти более 10 верст в день… Кроме того из вершины реки Быстрой до реки Камчатки лодки пришлось бы перетаскивать версты две по болоту».

Учитывая, что истоки рек Быстрой и Правой Камчатки находятся на расстоянии двух километров друг от друга в районе современных 208 – 210-го километров Мильковской трассы, а река Быстрая проходит через Ганальскую тундру, можно понять, что через район Ганал следовали участники Первой Камчатской экспедиции под руководством В. Беринга.

С давних времен в этом глухом камчатском углу обитали ительмены. Когда-то их село называлось Чаничев, как об этом упоминает С.П. Крашенинников. Современное название Ганалы происходит от имени тойона, жившего здесь в начале XVIIIв. Сегодня село Ганалы вместе с поселками Сокоч, Начики и Дальний, селом Малка входит в состав Начикинского сельского поселения. Дорогу в эти места русские казаки проложили практически сразу, приступив к освоению нашего полуострова.

Военно-морской историк А.С. Сгибнев в «Историческом очерке главнейших событий в Камчатке. 1650-1855» предоставил большой материал о вкладе в развитии Камчатки анадырского главного командира Плениснера.

«В прежнее время зимнее сообщение Большерецка с Верхнекамском производилось через Петропавловскую гавань по берегу Восточного океана… Плениснер устроил дорогу между этими двумя пунктами через Шеромы, Ганалы, Малку, Апачу и Пущино. Чтобы этот путь был более оживленным, с берега Бобрового моря из селений Кроноцкое и Хачикинское переселили 60 семейств камчадалов». На прежних местах своего жительства они занимались бобровым и соболиным промыслом. На новом, совершенно пустынном месте, лишившись возможности находить себе пропитание, «в скором времени в нужде и болезнях все перемерли». Заселение Ганал шло с великими трудностями. Но соединивший восточное и западное побережья с центральной частью полуострова тракт повидал немало дерзких путешественников, оставивших свои имена в истории освоения Камчатки. В 1788 году через Ганалы проезжал по пути в Версаль французский посланник Жан Батист Бартелеми Лессепс, который вез документы кругосветной экспедиции Лаперуза. В начале XIX века немецкий натуралист на русской службе Георг Лангсдорф, проезжая через Ганалы, наметил здесь километраж расстояний между селениями. Он обратил внимание и на урон, нанесенный расквартированным здесь в начале XIX века полком Сомова. «Зимние караваны или доставка провианта создают самые большие из всех мыслимых трудностей. Весной, а именно 11 апреля 1807 г., я был вынужден из-за оттепели провести два дня в деревушке Ганал и был очевидцем того, как туда одновременно прибыли 23 пары провиантских саней… Жалкая деревушка, состоящая из 4 домов, должна была безвозмездно кормить в течение двух-трех дней 23 человека и 136 собак».

В 1865 году на Камчатку прибывает Джордж Кеннан. Молодой американец всегда мечтал о далеких путешествиях, а служба в «Компании Российско-Американского телеграфа» помогла ему побывать на Камчатке. Преодолев сотни километров тайги и тундры, он свое восхищение увиденным отразил в книге «Кочевая жизнь в Сибири. Приключения среди коряков и других инородцев». Американцу очень трудно давался русский язык: «Решительно не понимаю, за какой проступок во время Вавилонского столпотворения русские были наказаны сложным, спутанным, совершенно не понятным для иностранцев языком». На страницах книги Кеннана появляются «камчатские» названия селений Окута (Хутор), Малква (Малка), Генул (Ганалы). Путешественник отметил безукоризненную чистоту домов и выскобленных деревянных полов в них. «Через час мы сидели за великолепным ужином, состоящим из холодной жареной утки, варенного оленьего языка, черного хлеба и свежего масла, брусники, сливок и превосходного варенья из лепестков дикой розы, перетертых с сахаром. Мы ехали в Камчатку, героически готовясь к постоянной диете, ограничивающейся ворванью, свежим салом и тресковым жиром, представьте же себе наше изумление и радость, когда вместо невольного поста нас приветливо угощали такой роскошью, как брусника, сливки и варенье». Джорж Кеннан отмечал, что встречали их радушно, стол был изобилен – камчадалы славились своим гостеприимством. Имеются сведения конца XIX в., что Камчатка в тот период была разделена на три присуда – района. Село Ганалы входило в состав Верхнекамчатского присуда. Согласно первой Всероссийской переписи населения 1887 г. ительмены проживали в 35 населенных пунктах. В селе Ганалы в 1887 г их было 87, а в 1897 г – 84.

В те далекие времена для маленьких селений страшны были эпидемии, свирепствовавшие на полуострове. Об этом в своих записках вспоминает митрополит Нестор: «В 1916 году я, будучи епископом, отправился на собаках вглубь Камчатской области и доехал до селения Гональского. Въезжая в село, я обратил внимание на то, что собаки из моей упряжки не издавали радостных звуков, почуяв жилье. Меня поразила мертвая тишина. Во всех избушках окна были заколочены, а на кладбище я обнаружил много новых могильных крестов. Только один человек – сельский староста – вышел мне на встречу. «Черная оспа здесь… В живых осталось восемь человек, я девятый, но на ногах только я один. Остальные лежат…»

В начале 1920-х гг. через эти места путешествовал швед Свен Бергман со своей экспедицией. Он отметил значение Ганал как важного транспортного пункта, через который в обе стороны коммерсанты везли грузы. Ганальская тундра поразила его обширностью и устрашающими пургами. «Через многомильное море этой тундры самый короткий путь был обозначен вехами. Мы вошли между высокими горами с узкими проходами среди них. Солнце блистало на всех острых вершинах гор, на которых гуляли горные бараны и дикие олени». И в наши дни можно встретить в районе Ганал белку, росомаху, медведя, снежного барана.

По воспоминаниям основоположника камчатской геологии В.А. Ярмолюка, в 1951 г. Ганалы представляли собой «…жалкую и запущенную деревню…полусгнившие, но когда-то добротные крестьянские дома с остатками вычурных резных оконных и крылечных наличников. Первопоселенцы здешних горно-таежных просторов занимались … охотой, рыбной ловлей, сбором и заготовкой дикоросов. Прилично выглядит в Ганалах лишь небольшой домик начальной школы. В ней … обучается всего шесть детей. Жители поселка в основном камчадалы». Он отмечает, что место для деревни выбрано их предками удачно … «Жилища, размещенные на высокой луговой речной террасе, обрамленный рощами берез и тополей. Под террасой шумит река Быстрая… С противоположной стороны возвышается величественный высокогорный массив – ГанальскиеВостряки». Высота его остроконечного скалистого гребня превышает 200 м, и уже ранней осенью покрывается снегом. А каньонообразные долины коротких вдоль, но очень быстрых порожисто-водопадных притоков реки Быстрой радуют взор осенним золотом береговых лесов!»

И в наши дни места эти остаются дикими. Легко заблудиться в бескрайней Ганальской тундре. Район этот отличается еще сильными ветрами. Это отмечал еще побывавший здесь в середине мая 1843 г. агроном Кегель: «уже не было снега. Долина широкая, но постоянно дует холодный восточный ветер». В 1970-1980 гг. дальнобойщикам зачастую приходилось неделями пережидать здесь пурги. И только поднятие дорожного полотна в районе Ганал позволило выдувать снег, который перестал задерживаться на трассе.

С 1960-х гг. в Ганалах проложили свои тропы туристы, альпинисты и скалолазы. Патриарх камчатского туризма Владимир Семенов охарактеризовал этот район как «цепь красивейших острых, как шпили башен, непокоренных пока человеком Ганальских востряков».

Хребет Восточный состоит из нескольких вытянутых почти в одну линию более мелких шпилей. То, что мы видим у Петропавловска – это вершины Южно-Быстринского хребта. За ним следует Ганальский – он повыше, и его «ледниковые цирки глубже и обширнее». Самая высокая его часть называлась то Ганальские Ветряки, то Востряки, а теперь Остряки. Любой вариант хорошо отражает особенности данного района. Ганальский хребет за миллионы лет «испытал поднятия и погружения на дно морей, воздействие подземных сил и разрушительное действие природных факторов. Особенно сильные следы оставили ледники и водные потоки. Теперь он изъеден глубоко врезавшимися в его толщину ледниковыми цирками, узкими долинами и ущельями, разделенными друг от друга усаженными пиками гребнями». О том, кто первым поднялся на Ганальские скалы, неизвестно. В 1959 г. участники отряда Дальневосточной ботанико-экологической экспедиции работали на вершине «Шапка Ганальского хребта». Первое классификационное восхождение в Ганалах было выполнено только в 1981 г. – по маршруту 3 «Б» категории сложности на вершину группой альпинистов под руководством Исаака Корбуха.

До сих пор Ганалы остаются сокровенной мечтой скалолазов. В 2004 г. в рамках зимнего чемпионата России по альпинизму заявились покорить эти склоны наши опытные альпинисты Олег Чирик и Иван Бенедык. Но вершина Южная им не сдалась – из-за штормовой погоды вход в горы оказался невозможен. Ветер был столь сильным, что порвал палатку.

С 2007 года в Ганалах проводятся учебно-тренировочные сборы спасателей. Они привлекаются к этому мероприятию не только как участники восхождений, но и для обеспечения безопасности.

Горы – это не только территория экстремального отдыха. Они дарят новое ощущение жизни, проверяют на прочность, помогают иначе посмотреть на мир и осознать себя в этом мире.

 

Изучали материалы путешественников главные библиотекари
 Центральной городской библиотеки Марчук Анна и Тимченко Лариса.

 

Использованная литература:

  1. Бергман С. По дикой Камчатке / Свен Бергман – Петропавловск-Камчатский : Камчатский печатный двор, книжное издательство, 2000. – 166 с.
  2. Крашенинников, С. П. Описание земли Камчатки. В 2-х т. [Т. 1] / С. П. Крашенинников ; РАН ; [предисловие Б. П. Полевого]. – [Репринтное издание]. – Санкт-Петербург : Наука ; Петропавловск-Камчатский : Камшат, 1994.- разд. паг. 482, [4] с., [7] л. ил. ; 22 см
  3. Сергеев, В. Д.  Страницы истории Камчатки (Дореволюционный период): учебно-методическое пособие/ В. Д. Сергеев. –Петропавловск-Камчатский: Дальневосточное книжное издательство, 1992. – 192 с.
  4. Дивнина, Н. В. Ужин в Иерусалиме // Камчатка разными народами обитаема : Материалы XXIV Крашенинниковских чтений. – Петропавловск-Камчатский : КОНБ, 2007. – С. 70 – 73.
  5. Семёнов, В. И. Камчатка глазами туриста // Камчатка : Литературно-художественный сборник. – Петропавловск-Камчатский, 1981. – С. 181 – 189.
  6. Ярмолюк, В.А. Встречи с Камчаткой и камчатцами // Геологическими маршрутами Камчатки. Т. 1. – Петропавловск-Камчатский ; Санкт-Петербург, 1999. – С.  17 – 358.
Просмотров: 67
МБУК Дом культуры МБУК Краеведческий музей Карта сайта
Контакты
Сообщить об ошибке
Вакансии
Мобильная версия сайта

Вверх